Право на право!

Право на право!

Адвокатскую монополию отменили, но вместо нее все равно решили что-нибудь придумать.

Весна 2015, пожалуй, станет началом серьезного реформирования рынка юридических услуг в России. О необходимости урегулировать данную сферу заговорили еще в прошлом году, и уже к концу года этого законопроект должен был быть внесен в правительство. Однако идеи Минюста о переделе рынка юруслуг в пользу адвокатов вызвали бурные протесты среди, так называемых, «свободных юристов». В министерстве возмущения юридического сообщества учли. И вот, на сегодняшний день, уже создана и работает межведомственная рабочая группа по подготовке концепции регулирования рынка профессиональных юридических услуг в рамках государственной программы «Юстиция». Первое заседание под председательством замминистра прошло еще в апреле. В настоящее время группа занимается разработкой концепции реформирования всего института адвокатуры и создания на его основе проекта концепции регулирования профессиональной юридической помощи. В целом вся программа «Юстиция» должна быть реализована к 2020 году, а унификация  рынка юруслуг должна состояться уже к 2017.

На самом деле споры о том, каким быть российскому рынку юридических услуг ведутся последние лет 10. По мнению некоторых чиновников, российская адвокатура постепенно превращается в коллегию по уголовным делам. Виктор Буробин (президент одной из крупных московских юридических фирм)  тоже говорит о том, что на сегодня юруслуги в нашей стране предоставляются двумя большими группами - адвокатами и нотариусами, как членами профессиональных сообществ с одной стороны, и юридическими или физическими лицами с другой. Каких либо единых стандартов, принятых для юридической профессии нет, единой корпорации, единого регулятора тоже нет. 

Попытки создать общую юридическую систему, поставив всех юристов страны в равные условия - логичны. Логично делать это на базе адвокатуры. Однако почему же «свободные» юристы так возмутились, и почему адвокатура так непривлекательна для них? Основная причина, на которую ссылаются многие юристы - неконкурентность нынешних адвокатских образований. Традиционная российская адвокатура тяготеет к делам уголовным, и по нынешнему законодательству об адвокатуре, юристы, специализирующиеся на праве хозяйственном не имеют каких-либо серьезных гарантий статуса, в качестве основы своей работы. Необходимость уточнить профессиональные  гарантии и стандарты юридической профессии важна еще и тем, что отсутствие регулирования рынка юруслуг приводит к тому, что на сегодняшний день оказывать платные услуги в области права могут люди, не имеющие специального образования. Что, по сути, нарушает одно из главных конституционно гарантированных прав граждан России на получение квалифицированной юридической помощи!

Вторая причина - современная «бизнес-адвокатура» настаивает на предоставлении возможности вести адвокатскую деятельность в любой, предусмотренной для коммерческого предприятия, организационно-правовой форме. «Бытовая» неприкаянность - пожалуй, главная причина, по которой «свободные» юристы не хотят в адвокатуру. Адвокатские бюро и коллегии по закону являются некоммерческими организациями, а значит, не имеют права применять упрощенную систему налогообложения, не могут заключать трудовых договоров, не могут участвовать в проводимых государством конкурсах на поставку юридических услуг, не имеют возможности страховать свои услуги, и проч. (подробнее можно посмотреть здесь).

Однако тот момент, что поспешного принятия идей законопроекта об адвокатской монополии осуществлено не было, дает надежду на то, что система регулирования рынка юридических услуг в России будет выстроена с учетом интересов всех сторон. На одном из обсуждений вопросов  реализации программы реформирования рынка юруслуг заместитель министра юстиции Елена Борисенко указала на то, что в Законе об адвокатуре «для объединения профессионального рынка юридической помощи необходимо дополнение существующих форм еще одной, которая будет адаптировать отношения, условно говоря, ООО для формы адвокатского образования с возможностью распределения прибыли между партнерами, принятия на работу адвоката и выстраивания с ним трудовых отношений и еще много иных аспектов. Это позволит строить партнерскую систему, которая существует по факту в таких организациях, развивать и капитализировать средние и крупные юридические компании внутри адвокатуры». И эти слова позволяют сделать вывод о том, что проблемы юридического сообщества были не просто услышаны, но и приняты во внимание. Остальные выводы будем делать в 2017 году!